Унесённые Призраками
  • 0
  • 1157
  • 9716

Любое произведение (музыкальное, литературное, изобразительное искусство) содержит в себе информацию. Оно несет посыл, заложенный автором, посредством образов. Зачастую, именно эти образы и позволяют отнести произведение к тому или иному жанру, ведь для разных течений искусства характерны совершенны разные инструменты общения с публикой. Сегодня мы попробуем разобраться с подводными камнями в произведении «Унесенные призраками» Хаяо Миядзаки,

Стоит ли для начала определиться с целевой аудиторией? Вряд ли, конечно, с этим возникнут сомнения, но эта картина действительно рассчитана на девочек в возрасте десяти лет. Надо признать, это одна из тех немногих картин, кажущаяся простота которой не вводит в заблуждение. Мы не утверждаем, что люди более старшего возраста не найдут в ней для себя ничего интересного, но всё же, по словам самого автора, «Унесенные призраками» сочетают в себе то, что может интересовать девочек такого юного возраста. Это не только нежные романтические чувства, без которых, конечно, не обходится ни одно творение Миядзаки. Вовсе нет. Здесь прекрасно показаны этапы формирования целостной личности. Ребенок в таком возрасте вряд ли способен четко сознавать подобное стремление, но желание стать сильным человеком присутствует с самого раннего возраста. Анализ произведения процесс трудоемкий, поскольку однозначно отнести его к тому или иному течению практически невозможно. С «Унесенными призраками» задача оказалась еще более трудновыполнимой. В большинстве случаев авторы при создании своего произведения берут за основы те или иные литературные традиции, закладывают в основу характеров персонажей уже созданные. Здесь эта схема не сработала. Попытка проследить на чем базировался Миядзаки при создании мультфильма отказалась бессмысленной и ни к чему не привела. Зачастую многие авторы грешат тем, что в литературной среде называется «интертекстуальность». Если говорить простым языком «интертекстуальность» — термин, обозначающий наличие связи между несколькими произведениями совершенно разных авторов. Своеобразный диалог. Отсылка может быть неявной, но влияние одного текста на другой так или иначе ощущаться будет. Миядзаки снова удивил. Создал фильм с совершенно не читаемой затекстовой реальностью. Стоит пояснить, что из себя представляет «затекстовая реальность». Для примера возьмем работу того же Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает». Об этой картине уже была опубликована нами объемная статья, в которой мы разобрали ее с разных ракурсов, но сейчас не об этом. «Ветер крепчает» — автобиография. Пусть и с явной аллюзией, Дзиро Хорикоси (главный герой), о чьей жизни повествует режиссер, и является той самой «затекстовой реальностью». Проще говоря, именно на событиях его жизни акцентируется внимание, зритель может четко понять истоки идеи автора. В другом фильме того же автора «Поньо» (о котором мы также представили вам подробную статью) ощущается явная отсылка к произведению Ганса Андерсена «Русалочка», хотя в одном из своих интервью Миядзаки и признался в том, что понял это уже непосредственно во время работы над фильмом. Затекстовая реальность «Унесенных призраками» практически полностью закрыта для зрителя. Почему? Вопрос интересный. Мы попытались найти на него ответ.

Для начала стоит отметить тот факт, что Миядзаки, как и всегда, использовал образы из своей жизни. Центральным действующим местом мультфильма является баня. В детстве, посещая общественные купальни, он обращал внимание на неприметную деталь — маленькую дверцу в общем зале. За размышлениями о том, что могло бы за ней скрываться, он провел много времени, что, в конечном итоге, позволило аудитории насладиться прекрасным творением. Однако подобная деталь не приближает нас к раскрытию затекстовой реальности. Да, образ из жизни автора может быть хорошим маяком, но… Проследить литературные традиции этот факт, увы, не позволяет.Дальнейшие попытки проследить развитие сюжета и саму канву повествования привели нас лишь к одной, довольно далекой от самой истории, отсылке — книге Сатико Касивабы «Таинственный город за туманами». Пожалуй единственное, что роднит эти два произведения — центральные персонажи. И там, и там героем становится маленькая девочка, оказавшаяся в странной ситуации. Как ни крути, но даже такая, вроде бы четкая, отсылка никак не раскрывает подноготную. Да, главные героини одного возраста, да, обе они оказались втянуты в странные события, но что дальше? Опять тупик. Главная героиня, попавшая в необычное место действия, волшебные существа, странные события — ничего не напоминает? Типично сказочные элементы. Так выходит, что первоисточником «Унесенных призраками» является фольклор?

Японский фольклор представляет собой безумное смешение культур. На мотивы и сюжеты отдельных японских сказок повлияли народы Китая, Кореи, Индокитая и, наверняка, этот список можно пополнить еще парой пунктов, поэтому говорить о самобытности японского фольклора не приходится. Однако это не значит, что у него нет собственных отличительных черт. Например для японской сказки («мукаси-банаси») характерно введение какой-либо достоверной информации, чтобы у слушателей не возникло сомнений в правдивости повествования. Это могут быть реальные географические места, точные даты. Это ухищрение называется принципом условной достоверности. Сказочники сами говорят, что не знают о том, было ли это правдой или же нет, но заверяют слушателя верить в правдоподобность. Также для японского фольклора характерна числовая символичность (в этом он очень похож на русский фольклор). Так как первоначальной японской религией был синтоизм, в воображении японцев, весь окружающий мир населяли различные боги и фантастические существа, добрые и злые. Иногда, в разных сказках один и тот же бог или фантастическое существо может быть как положительным героем, так и отрицательным. Эта особенность проявляется особенно ярко в мультфильме «Унесенные призраками». Обилие божеств посещающих баню поражает воображение. Для многих из прототипами послужили реальные японские божества, многие являются плодом воображения автора, но именно этот факт очень ярко характеризует фильм как сказку.

Но это факт не является единственным. Пожалуй, более ярко их объединяет невозможность понять истоки. Затекстовая реальность в фильме Миядзаки и фольклоре абсолютно закрыта о зрителя. Для чего это может понадобиться? Удобнее будет разобрать на примере народных сказок. Ответ найти будет легко, стоит лишь понять каково предназначение фольклора. Так каково же оно? Всем известно, что в сказках содержится народная мудрость и рассказывают их детям с одной целью — сохранить нравственные идеалы и народные традиции, не дать им кануть в Лету. То же самое и с «Унесенными призраками». Автор не ставил перед собой цели повторить литературные традиции прошлого, создать персонажа, характерного для какого-либо этапа истории. Нет. Его целью было показать изменчивость человеческой натуры, влияние событий на самую нашу суть. Показать взаимосвязь происходящих с нами событий на наше восприятие окружающего. Как оказалось, для этого совершенно не обязательно раскрывать истоки замысла.

Затекстовая реальность в шедеврах Хаяо Миядзаки тема, несомненно, увлекательная, даже если проследить, откуда у автора берутся такие замысли, оказывается задачей неосуществимой.
(P. S. Интересно, какие события накладывают в душе больший отпечаток: положительные или отрицательные?)


Комментарии
0
Зарегистрируйся или войди и тогда вы сможете оставлять комментарии.